Статистика

Дата публикации

Просмотры поста 271
Охват аудитории 108
Комментарии 0
Суммарное время 1329 минут
Спорт и активный отдых

Асы неба: Легенда мирового экстремального воздухоплавания Иван Трифонов



70-летний юбилей я решил отпраздновать, спустившись в пещеру Мамет… на воздушном шаре



Наш фестиваль собирает поистине уникальных людей со всей страны и  мира. Человека, о котором пойдет речь в этот материале, по праву можно назвать легендой мирового экстремального воздухоплавания. Именно он летал на всех континентах и частях света. Иван установил пять рекордов, три из которых занесены в книгу рекордов Гиннеса.



Удивительно, что наш герой успел за свою жизнь побывать и космонавтом-дублером, и человеком, который впервые в истории воздухоплавания спустился под землю на воздушном шаре в день своего 70-летия, и первым воздухоплавателем, который перелетел Средиземное море, впервые пролетел на воздушном шаре над московским Кремлем.



Он родился в Софии в Болгарии. Мать родом из Вены. С детства он знал французский, немецкий, болгарский, русский. В школе изучал английский и хорватский. По образованию Иван инженер-химик. Иван проработал по специальности «промышленная и питьевая вода» 25 лет.



Свою спортивную карьеру он начал в парашютном спорте. Однако после свадьбы жена попросила оставить этот рискованный вид спорта. Вот, что говорит Иван о начале своей карьеры пилота – воздухоплавателя:

- Стали рождаться дети. Пришлось прекратить летать. Но после рождения третьего ребенка я сказал, что так я больше не могу и начал летать над австрийскими горами. Сын не настолько увлекался воздухоплаванием, но ему был интересен парапланеризм. На севере от Вены был организован центр сверхлегкой авиации. В 1986 году я там впервые познакомился с полетами на воздушном шаре и мне это так понравилось, что я перестал заниматься всеми остальными видами спорта, и занимаюсь этим уже 35 лет. Но я люблю что-то особенное – не просто взлет и посадка. Мне нужен адреналин.  Старт может быть где угодно: на горе, в джунглях, но посадка всегда непредсказуема. И это самое интересное.



К. Я знаю, что вы летали в Антарктиде.
И. Не только там. У меня несколько официально зарегистрированных рекордов Гиннеса. Первый – перелет на воздушном шаре над Средиземном морем. И это был не обычный шар. Он имел специальную форму старинного корабля Христофора Колумба в честь пятисотлетия открытия Америки. Второй рекорд – экспедиция на Северный Полюс. Я познакомился с русскими полярниками, которые организовали такие походы через Хатангу. Первая экспедиция была в 1996 году. Я изучал историю полетов и узнал, что три пилота пробовали летать над Северным Полюсом. Это были американец, англичанин и русский. Но они не успевали совершить полет, так как это были обычные большие шары. А там же всегда дует сильный ветер и очень холодно. А пропан при температуре ниже 30 градусов не хочет подниматься из баллона. Поэтому нужно добавлять инертный газ, например, азот, который будет вытеснять пропан. После этого успешного полета я начал организовывать экспедиции на Северный Полюс.





Я был там четыре раза, но в какой-то момент министерство обороны России объявило Хатангу официально закрытой зоной и мне предложили летать через Мурманск.  Последний раз мы ждали погоды девять дней, и за это время я познакомился с офицером российской атомной подводной лодки. Тогда мы начали планировать экспедицию в ознаменование начала нового тысячелетия. Я предложил организовать тур на подводной лодке: оставить боевую часть экипажа и взять на борт туристов. На том и остановились. Мы начали продавать билеты на 30 человек, желающих встретить новый год на Северном Полюсе.



Сразу же эти билеты были распроданы по цене 30 тысяч долларов за место. По плану лодка шла три дня до заветных координат, потом всплывала, включала прожектор, символично пронзающий земную ось. Чтобы не было скучно в походе подо льдами я организовал научные лекции по актуальной тематике.  Но министерство обороны запретило использовать АПЛ для таких целей, и проект не удался.
Потом я решил собрать экспедицию на Южный Полюс. Это было очень дорого, потому что если на севере есть русские военные базы, города, то в Антарктике есть только исследовательские станции.




У американцев там есть аэродром и там можно приземлиться. Однако американцы отказали нам. Тогда мы сделали выносливые багги из дюралюминия с колесами диаметром полтора метра и давлением 0,25 бар. Почему мы решили использовать багги? Потому что очень много путешественников проваливались в заснеженные ледниковые трещины. Заметить их невозможно. Первыми были англичане в 1995 году на ратраках. Они потеряли один ратрак в такой трещине и отказались от этого полета. Это стало нашим шансом. В экспедиции приняли участие 70 человек. Половина из них была парашютисты, которые хотели прыгнуть над Южным Полюсом. Но американцы и здесь не позволили это сделать. К сожалению, наши багги не проходили тестирование при низких температурах и поэтому во время перехода пришлось делать частые ремонты. Нашим лидером был Владимир Чуков, герой Советского Союза, которые прошел на лыжах до самого полюса. Ил-76 не мог транспортировать такое количество людей, техники, и нам пришлось сократить количество желающих до 30. Я оказался в числе счастливчиков. Мне повезло, я был переводчиком самого Чукова. Приходилось так часто ремонтировать наши экипажи, что все потихоньку стали отказываться от затеи. Тем не менее, я сказал, что даже если из 30 человек, которые ставили цель забраться, скажем, на Эверест, достигли вершины двое, задача считается выполненной. Тогда Чуков согласился. Четыре багги остались в резерве, а четыре должны достичь полюса. Он разрешил пойти только четырнадцати человекам. Остальные вернулись в промежуточный лагерь и ждали нас. Никто же не давал гарантии, что мы вернемся из похода. Мы все-таки добрались до Южного Полюса. Американцы хорошо нас встретили. На обратном пути мы попали в снежную бурю, я получил многочисленные обморожения, но мы все же вернулись на базу. В Антарктиде мы провели шесть недель. Уже кончалось горючее и, соответственно, кончалась вода, так как нечем было топить лед.

Затем я с русскими друзьями снова организовал экспедицию на Северный полюс. Я был на поверхности, погрузился под лед и летал над льдами. Так были поставлены три новых рекорда.



Но на этом Иван не остановился:

- Три года назад в возрасте 70 лет я поставил очередной рекорд: первым в мире я полетел под землю в честь замечательного писателя-фантаста Жюля Верна. Я искал большие и глубокие пещеры. Во всем мире есть только две пещеры, подходящие для такого предприятия: Мамет в Хорватии глубиной 200 метров и пещера в Мексике – 300 метров. Хорватия была ближе, но экспедиция была трудной. Пещера располагается на высоте 760 метров над уровнем моря. Все оборудование мы носили вверх. Было тяжело. В пещеру опускался наш шар. Проблема состояла в том, что отверстие было под наклоном. При спуске пострадала оболочка. Все это снимало хорватское телевидение. Я достиг дна пещеры и пошел наверх. Там на поверхности я произвел самое тяжелое в жизни приземление.



Помимо достижений на земле и в воздухе, Иван однажды решил поняться еще выше, в стратосферу. Для этой цели он начал сотрудничать с оборонным научно-производственным объединением «Звезда». Так родился знаменитый проект подъема на небывалую высоту в 40 тысяч метров, но средств катастрофически не хватало. Иван рассказывает:

- Спонсоры могли оплатить только часть проекта, в то время как полная стоимость превышала 10 миллионов долларов. У «Звезды» были скафандры, герметичная капсула с системой жизнеобеспечения, парашют и прочие важные уникальные вещи. Однако, мое здоровье уже не позволяло мне сделать такой полет и прыжок. Я очень хотел, чтобы проект остался в Австрии, и передал его другу Феликсу Баумгартнеру, который и совершил этот прыжок из стратосферы с высоты 38 969 метров.



Нужно отметить, что Феликс взял всю документацию, все расчеты, сделанные с НПО «Звезда» и буквально отнес их в НАСА. Он начал сотрудничать с американским летчиком Джозефом Киттингером, который совершил похожий прыжок в 1960 году. То есть, фактически, Феликс украл мою идею, не захотел сотрудничать с российским предприятием. Когда он прыгнул я написал в газетах, что он мошенник. И ко мне пришли адвокаты Red Bull и начали угрожать, что обанкротят меня, отнимут дом, дело и все, что у меня есть. Я предоставил им все доказательства, что мой проект был готов задолго до прыжка Баумгартнера – в 1994 году. Они ознакомились и все равно сказали, что денег я, как автор проекта, не получу. Для меня важнее были моя семья, мои друзьях, наше благополучие, и я отказался от денег.



К. Иван, что вы думаете по поводу нашего фестиваля?
И. Уровень высокий. Люди любят это мероприятие. Это заметно. Здесь очень красивый ландшафт. Есть, что посмотреть: горы, долины, Кавказ. Здорово, что Виталий Ненашев придумал такое соревнование как воздушный биатлон – это очень оригинально.

Алексей Забабурин
Фото автора.
Фото перелетов предоставлены Иваном Трифоновым.

   271    0    108    Алексей Алексей    Статистика







Поделиться
Класснуть
Отправить
Вотсапнуть
Плюсануть


Предложить статью






Комментарии



Ваша карма слишком мала, чтобы писать комментарии.





  Есть что почитать еще: